Слово митрополита Антония Сурожского

Любовь — удивительное чувство, но оно не только чувство, оно — состояние всего существа. Любовь начинается в тот момент, когда я вижу перед собой человека и прозреваю его глубины, постигаю красоту.

Все встревожены в наши дни неустойчивостью браков и горем, которое эта неустойчивость приносит и супругам, и детям. Многие озабочены раздробленностью семей и безрадостностью семейной жизни, которая царит сейчас повсеместно. Это происходит отчасти потому, что идеал брака, когда-то существовавший, сейчас оказался непонятым людьми. Многие рассматривают брак просто как частный договор. Они ощущают себя отдельными людьми, имеющими право вести себя как им хочется.

Некоторые вступают в брак, потому что они нравятся друг другу, потому что между ними существует физическое или психологическое притяжение. Они не ищут в браке осуществления какой-либо цели, не хотят чего-то достигнуть, им кажется, что если они могут удовлетворить один другого телесно или психологически, то все уже достигнуто.

Многие рассматривают брак с чисто общественно-государственной точки зрения. Тогда семья становится частичкой, очень малой частичкой общегосударственного аппарата, который налагает на нее большую тяжесть, и эта тяжесть иногда оказывается непосильной.

Другие ищут брака, потому что между ними есть согласованность душевная, телесная, но вместе с этим и общность какого-то идеала. Они хотят стоять не лицом к лицу, а плечом к плечу, они не хотят провести жизнь во взаимном созерцании и взаимном удовлетворении, они хотят вместе вступить в жизнь и творить жизнь.

Те, кто верит в Бога, будут строить брак по таким образцам, которые даны в христианской Церкви: брак как единство, брак как образ вечной жизни.

Что есть любовь?

В любви есть три стороны. Во-первых, человек любящий дает, хочет давать. Но для того, чтобы давать совершенно, давать, не делая получающему больно, нужно уметь давать. Как часто бывает, что мы даем не по любви, настоящей, самоотверженной, щедрой любви, а потому, что когда мы даем, в нас нарастает чувство своей значительности, своего величия.

С другой стороны, в любви надо уметь получать, но получать порой гораздо труднее, чем давать. Для того, чтобы уметь давать и уметь получать, нужно, чтобы любовь дающего была самозабвенной, а получающий любил дающего и верил безусловно в его любовь.

Но даже там, где и давать, и получать — праздник, радость, есть еще одна сторона любви, которую мы забываем. Это — жертвенность. Жертвенность заключается в том, что человек готов по любви к другому отойти в сторону. И это очень важно. Любящий должен принять тайну прошлого как тайну и ее уберечь, ее сохранить, должен допустить, что в прошлом были такие отношения любимого человека, такие события жизни, к которым он не будет причастен, иначе как оберегающей, ласковой, почтительной любовью. И здесь начинается область, которую можно назвать областью веры: веры не только в Бога, а взаимной веры одного человека в другого.

Из книги митрополита Антония Сурожского "Брак и семья"